Жизнь в Донецке, как она есть на самом деле

Решил сделать из комментария пользователя Name Age отдельный пост, прошу всех обратить особое внимание на этот текст и не особо ёрничать:

“Я писал ранее о том, что происходит в Донецке в соответствующих темах тут, и про голод малоимущих слоёв и про резкое увеличение этих малоимущих в процентном соотношении, про население по полгода без денег в руках, я уже не говорю, что действительно война, и действительно иногда в здания прилетают снаряды и разрушают их, и гибнут люди или живут в подвалах.

Но наткнулся на злорадные, юморные комментарии, кучу ненависти по территориальному признаку (“Донецк — уже давно не люди, еще со времен Кучмы”), округление всех дончан под одну гребенку сепаратизма (ну, знаете, как россияне, увидев по НТВ кадры с жесткими радикалами, доказывают мне, что вся Украина такая, ведь они же на видео видели это, свастика мелькала, всёпиз*ецпонятнотогда! Вот точно так же 15–20 тысячный митинг за ДНР со всей 4х–милионной области или даже просто фото бабки с гнусным плакатом — приравняли к воле всего Донбасса), также увидел, как люди готовы притянуть за уши любую желтую статью, если она приносит им душевное удовольствие, независимо от правдивости, причем, даже слова Захарченко или Губарева — в качестве “доказательств” дончанину, что именно так живет Донецк, именно так он любит своих террористов, как говорит Захарченко в интервью некоему российскому изданию. Кучу невероятной, циничной риторики, как “ой, если прям так и жрать нечего, то возьмите и скиньте ваш ДНР, а нам на вас по*уй, сами давайте, ручками, ручками. Вас же больше!” или “да ладно, вот у меня бублики из Донецка, не пиз*ите, вы там не голодаете” или “вот я смог уехать/вывезти/пройти зону в ГТА, значит и вы можете все 5 миллионов уехать от террористов или победить их палками–копалками, просто вы не хочете!”.

И пытаясь на правах жителя Донецка, на правах человека, у которого там осталась обширная выборка свидетелей происходящего, остался инсайд и со стороны мирных граждан и со стороны сепаратистов, объяснить реальность, поделиться картиной, наткнулся на кучу ненависти от людей, которые “лучше меня знают как там всё, потому что из Полтавы читают по утрам дайджест новостей (разных, и желтых и правдивых, вперемешку) в интернете или у коллеги по работе, сын деверя оказался работающим 5 лет в Киеве дончанином и он рассказал че да как”.

Самое забавное, что имея вполне проукраинские, патриотические взгляды, абсолютно антисепаратистские, и всегда такие же комментарии за последний год на д3, желая только евроинтеграцию стране, голосовав в украинском посольстве в Москве за Порошенко, я за 2 последних недели нахватался от своих же в карму и в комменты минусов раз в 10 больше, чем от ватников за последний год активного изложения мыслей на портале. Это очень смешно). Просто потому, что в тех моментах, где была неверная информация, в тех моментах, где я был ближе к происходящему и знал больше — я заставил усомниться тех личностей, которые уже сложили мнение и не хотят его менять на мене радостное. Но мне всё равно на эти минусы, из них не построить ни дом, ни семью, хотя сам никогда не минусовал никому ни карму, ни комментарии (ну может пару комментов откровенно хамских мог нажать за год), потому, что моей главной задачей остается — диалог, который мог бы заполнить пробелы и составить объективную картину для всего сообщества, а не однобоко–фанатичную (за что мы и не любим ватников же).

Что касается Донецка сейчас. В теле поста написано, что “новые власти” не могут справиться с соц.выплатами населению и т.д. Я хочу чтоб вы понимали, что они и не хотят этого делать в душе. Да, на камеру только об этом и говорят, на выступлениях перед педагогами, врачами, слесарями или смешаным народом — они только об этом и говорят, но в своих “кулуарах” там совершенно другого направления разговоры, и на деле — соврешенно другого направления действия.

Знаете на что больше всего похож социально–экономический формат Донецка? Представьте себе самый пик разгула 90–х (93–96), когда прям ну ваще вокруг перестрелки, отжим любой прибыльной темы, крышевание, рекет, насилие, продажные женщины, беспредел, по*уизм на бедные слои, беспомощность не криминального населения, паяльные лампы, трупы в багажниках и т.д.

ПРЕДСТАВИЛИ? ТАК ВОТ ВОЗВЕДИТЕ ЭТО В КВАДРАТ ТЕПЕРЬ.

Так как тогда в 90–х у криминалитета не было гаубиц и танков и в городе была хоть какая–то милиция. Хотя бы забежав в РОВД ты мог спрятаться от братков, сейчас же в РОВД и подвале СБУ, наоборот, самый центр беспредела, пытки заложников. И чаще всего не за бизнес, как в 90–х, чаще всего за “административные нарушения”, проукраинские позиции и помощь армии (“диверсанты”). Причем, пытает не мент, который должен сдать тебя по описи живого суду, пытают откровенные садисты из среды наркоманов и гопоты, психически больные люди, у которых ты — расходный материал.

А избить кого–нибудь, хочется каждому вчерашнему гопнику, поэтому весомых поводов и не надо, попал в ДТП и нет друзей в ополчении, а у второго участника ДТП есть? Ну *уй его, как тебе повезет…

Вот фашисты в 41–44 тоже насиловали, пытали, избивали и убивали, но знаете чем легче было? У них был центральный командующий орган, иерархия, дисциплина. А тут куча группировок, абсолютные хаотичные джунгли. Причем, одни группировки недолюбливают другие группировки, перестреливаются, сажают друг друга в камеры, в это время появляются новые группировки, есть одиночки–добытчики, не относящиеся ни к каким группировкам. Но как только включится камера лайфньюс, любой из этой банки с пауками расскажет, что он “ополченец” и борется с киевскими карателями, святой советский солдат в общем, в его понимании и понимании НТВ. И вы хотите, чтоб это жестокое ворье, хитрые крысы, думали о ком–то? Им по*уй. Он вчера на шохе ездил и жирную овцу трахал на краю Петровки, а сейчас он на пиз*еном лексусе и по центральным барам катается, денег — полная нычка, жизнь сказка, ему по*уй на тех бабушек, но как только бабушка задаст вопрос, он конечно же мягким голосом вежливо расскажет ей, как он за нее жизнью рискует.

Люди в городе делятся на такие классы:

а) ополченцы
б) те у кого есть кто–нибудь близко или далеко знакомый среди ополченцев
в) обычные–смертные.

Первые купаются в шоколаде (сам видел пачки баксов, вплоть до 30т, у тех, кто ранее их в руках не держал даже), имеют максимальные привилегии, и весомость слова, катаются ночами по барам, развлекаются, жрут в ресторанах (моторолын борщ на видео у него в квартире, это мелочи всё, когда им надо погулять, у них поляны в тех местах, куда только пальчиком тыкнут).

Вторые размазаны целым градиентом в своих возможностях. Всё зависит от того на сколько хорошие твои знакомые из ополчения. Привилегии могут быть от того, что на тебя не распространяется комендантский час и вплоть до того, что твой бизнес/имущество не тронут или более того, ты сможешь открыть новый бизнес, как абсолютный максимум возможностей знакомства с ДНРовцами. И не важно, что ты в душе не поддерживаешь весь этот хаос под названием ДНР и терпишь от него большие потери.. Если к тебе придут “просить” ежемесячную дань или вообще конфисковать автопарк, или “поставят на бабки” после ДТП, ты будешь конечно же обращаться хоть к кому–нибудь, кто при “ополчении”. А если твои знакомые из конкурирующей структуры ополчения, то и “стрела” может произойти. Я уже писал, как к одному другу семьи приехали 9 человек во главе с “замминистробороныднр” имущество конфисковывать, вежливо так, без наездов, в итоге тот позвонил знакомым ополченцам в панике, те приехали, была легкая перестрелка, а тот шо ксивой замминистра махал больше всех прикладом в лицо получил.

Третьи — абсолютно бесправные люди, над которыми могут сжалостивиться только показательно или если попадется тот редкий идеологический “ополченец”. А так–то лучше слушать, что говорят, если нет друзей в криминалитете.

Так вот, из всего ранее работавшего, работает только половина может и на минимум мощности, гопота сейчас что–то типа мажоров, настоящие мажоры сбежали в основном, средний класс стал ближе к бедному, кто–то стал “болеехужеодеваться”, кто–то проедает последние полгода накопления за ранние года, кто–то теперь пешеход без машины и теперь проедает выручку от ее продажи, кто–то питается овсянкой и водой. А вот те, кто были бедными и до войны, малоимущими (а у нас даже те же пенсионеры никогда особо богатыми не были, а тут еще и кризис и невозможность для многих пенсии получить и проблемы с теплом, светом, окна вылетают бывает и еще много много каких неприятностей для тех, кто ранее тютелька в тютельку жил), вот те больше всего страдают, реально многие голодают, многие болеют, а некоторые и умирают. В общем уничтожение населения начинается с самых–самых–самых слабых и незащищенных, это самые бедные и одинокие пенсионеры, пациенты психбольниц, хосписов, прочих длительных стационаров для стариков, вот эти первые начали умирать очень часто.

И знаете что самое страшное? Что к этому там относятся уже как к чему–то бытовому. Все говорят об этом с сожалением, но понимают, что такова жизнь, таковы условия, ничего не можем сделать. Когда умрут эти самые слабые полностью, их место займут “новички” из числа ранее “более здоровых” стариков и пациентов. То есть, постить видео, как моторла ест борщ или фото как в клубе кто–то жрёт стейк и говорить “нет там никаких проблем” — не совсем будет правдой.

Просто эти проблемы не выглядят как нечто резкое и для всех сразу, скорее просто город плавно начинает походить на страну третьего мира, потом будет похож на некую арабскую, нецивилизованную страну, потом бедную, африканскую. И при этом всегда будет возможно найти фото или видео как “илитаДНР” покупает себе в магазине дорогой сыр. И это всё будет тааааааак плавно и незаметно, что даже и не заметишь, как к этому привыкаешь, как вроде и ничего и не ухудшается, вроде так всё и было же, а возьмешься подсчитывать уже постфактум, выяснится что от голода и без медицинского обслуживания умерло уже 400,1000, 5000…”.

lukshina

Like this post? Please share to your friends:
Залишити відповідь