«Я сегодня в метро отвоевала у ментов мужика, назвавшего Путина г*ндоном», – храбрая московская юристка

Дон Корлеоне сказал бы, что у меня крутые яйца: я сегодня в метро отвоевала у ментов мужика.

Ехала я с Кожуховской в Люблино, улыбалась во все мои пять зубов. У дверей другого выхода вагона стоял мужчина в состоянии “подшофе” и что-то втирал трем мальчикам в форме с надписью “полиция”. Я прислушалась.

– Ну, и что вы на меня выпучились? Вы никогда не видели и не слышали народ? Ну, так прислушайтесь и всмотритесь. Ах, вы власть защищаете? Чью власть? Этого рыжего г*ндона Путина? (Почему рыжего – осталось загадкой, но это неважно). Он страну превратил в прах. Он же людям кислород перекрыл. Что? Кому он жить дал? Ну, вам, его слепым приспешникам, может и повысил зарплату, а другим?

Ухо мое правое стало как у слона, я вся превратилась в слух. Стою с застывшей улыбкой на лице, а дамочка, подо мной сидящая, фыркает в сторону этого мужчины. Я ей такая: “цыц, мадам”, а сама пробралась поближе к митингу. Тут стали объявлять станцию Люблино, и менты, до того, надо сказать, молчавшие и кивавшие, подхватили этого прекрасного пьяненького мужичка и стали выволакивать: “Забираем его”. Я за ними, вся такая в бусах и с платьем в пакете:

– Куда вы его, интересно, ведете?

– Мы его задерживаем.

– На каком основании?

– Он оскорблял нашего президента.

– И что?

– Это наказуемо.

И тут я вижу, что их, полицейских, (простите, но для меня они останутся ментами) уже семеро, но продолжила, подняв вверх свой неизменный указательный палец:

– Так, давайте следовать букве закона: покажите мне закон, в котором говорится, что президента нельзя назвать г*ндоном.

– Дамочка, это не ваше дело. И уберите палец.

– Во-первых, это мое дело: я юрист и адвокат этого человека. Во-вторых, покажите мне закон, запрещающий использовать мне свой палец.

Мальчик в форме решил меня атаковать, мол, я и вас привлеку за неповиновение власти. “Ха” – сказала Красная Шапочка и почесала свою волосатую грудь.

– Вы в каком звании, молодой человек? – спросила я, нежно дотронувшись пальчиками до его пустых погон.

– Рядовой, а что?

– А я лейтенант: смирно! – рявкнула я, и результат не заставил себя ждать: все семеро юных стражей порядка встрепенулись и застыли в стойке. А я продолжила, беря под руку глашатая правды:

– Этот человек сейчас пойдет со мной, мы с вами мирно разойдемся, только потому, что я в хорошем настроении. В противном случае, я сделаю так, что вы потеряете эту службу и уедете в свой мухосранск. И еще: президент России – г*ндон.

И мы пошли к выходу. Я не оглядывалась, но слышала, что они там спорили между собой. Уже на улице я выдохнула и отпустила руку этого мужчины. Он представился: Игорь. И поблагодарил:

– Спасибо: вы смелая, только очень больно сжали мне руку.

– Простите, я испугалась.

Он улыбнулся:

– За меня?

– Да, и за себя.

– Ой, только теперь я вижу, что вы мне по пояс.

Наталья ТИМОФЕЕВА

Like this post? Please share to your friends:
Залишити відповідь