The Guardian: Сигнал Путіна Заходу: «На моїй батьківщині ваші правила не діють»

Официальное заключение лондонского суда о том, что Владимир Путин “лично одобрил” убийство бывшего шпиона Александра Литвиненко в Лондоне в 2006 году вновь подняло неудобные вопросы о неадекватности Кремля – и о том, как лучше вести себя с теми, кого многие консервативные западные политики считают режимом изгоев, правящим в Москве.

В желании России отличаться от Европы, или, иначе говоря, в ситуации, когда она оказалась в созданной ею же самой изоляции, нет ничего нового. Такое уже происходило во времена революции 1917 года или в коммунистическую эпоху, или даже еще раньше, в дни Толстого, Тургенева и правления царей.

Однако есть определенные недопонимание самого Путина, его странной политики параноидального национализма, и государственной системы, которая сформировалась вокруг него.

Ключевая угроза для западных контактов Путина кроется в том, что смерть Литвиненко не была единичным случаем, хотя характер убийства был исключительным. Публичные противники и критики Путина, находящиеся как в своей родной России, так и за рубежом, часто платят слишком высокую цену за свою позицию.

Известная российская журналистка Анна Политковская активно занималась расследованием военных преступлений, имевших место во время второй чеченской войны. Она и ее издание «Новая газета» открыто выступали против действий Путина.

В октябре 2006 года – за месяц до смерти Литвиненко – Политковская была застрелена в подъезде своего дома. В ходе следствия были арестовано пятеро человек, но кто был заказчиком убийства, осталось неизвестным.

Еще одним громким делом стала смерть Сергея Магнитского, который расследовал коррупцию в высших эшелонах российского государства. Бухгалтер и аудитор, Магнитский утверждал, что обнаружил и может доказать хищение государственных средств в особо крупных размерах со стороны высокопоставленных чиновников. Он был арестован, избит, ему было отказано в надлежащей медицинской помощи. Его смерть в заключении в 2009 году вызвала волну протестов со стороны западных правительств и правозащитных организаций.

В феврале прошлого года было совершено самое дерзкое убийство оппозиционера и критика президента России – Бориса Немцова, ведущего политического оппонента Путина, который был застрелен в квартале от Кремля. Хотя несколько подозреваемых и были арестованы, следствие так и не смогло назвать четкого мотива нападения.

Явное отсутствие уважения Путина к тому, что большинство стран считают правовыми и демократическими нормами, очевидное попустительство в отношении коррупции на всех уровнях, начиная с самого высокого, например, в организации проведения домашнего Чемпионата мира по футболу в 2018 году, дальше и дальше толкает страну к распаду.

Именно иллюзия своей исключительности стала для Путина причиной огромных проблем на международной арене. Поддержка пророссийских сепаратистов в Грузии и приказ о широкомасштабном вторжении в соседнюю страну привело к грузино-российскому кризису в 2008 году. Сепаратистские территории Южной Осетии и Абхазии до сих пор де-факто остаются под контролем России.
Но эти события были лишь предвестниками еще худшего. В марте 2014 года Россия аннексировала Крым и начала военную интервенцию в восточной Украине. Действия Путина, открыто нарушающие международное право и международные договоры ООН, привели к затяжному кризису в Украине, введению западных санкций против России, и исключению России из группы стран большой восьмерки. Пророссийские боевики также подозреваются в уничтожении лайнера Малайзийских авиалиний MH17.

Затем, осенью прошлого 2015 года, Путин приказал российским вооруженным силам атаковать Сирию. Таким образом, он попытался поддержать одного из своих последних союзников, президента Сирии Башара Асада. С начала российской кампании правозащитные группы зафиксировали рост количества жертв среди гражданского населения Сирии. Последние оценки показывают, что с сентября прошлого года во время российских бомбежек погибло 1015 мирных жителей, в том числе 238 детей.

Даже в сферах, где с Западом мог бы быть найден общий язык, Кремль не хочет идти на компромисс, и продолжает гнуть свою линию.

Несмотря на то, что США и Великобритания выразили глубокую обеспокоенность в связи с активизацией джихадистов-экстремистов на Северном Кавказе, Путин не предпринимал решительных действий.

Самым печально известным случаем можно назвать захват заложников в школе города Беслан в Северной Осетии, организованный исламистскими террористами в сентябре 2004 года. Этот террористический акт закончился ужасающей бойней после того, как силы правительственные безопасности получили приказ штурмовать здание.

В общей сложности погибли 334 заложника, в том числе, 186 детей. Вместо извинений за то, как сработали спецслужбы, Путин использовал этот инцидент в качестве предлога, чтобы консолидировать в своих руках власть.

Подобный случай повторился в 2002 году, когда был захвачен московский театр. ФСБ обезвредило террористов, запустив в помещение театра смертельный токсичный газ. Все нападавшие погибли, но вместе с ними погибли и 130 заложников. В любой западной стране такое страшное происшествие вызвало бы политическую бурю, и как следствие, отставки на самом высоком уровне. Но не в путинской России.

Возможно, ключ к пониманию неадекватных, агрессивных, а иногда и в прямом смысле слова незаконных шагов российского президента, кроется в его решимости любой ценой восстановить величие своей страны, и в его глубинном ощущении того, что Россия – другая? Тревожный сигнал Путина его западным критикам, повторяемый им в различных вариациях на протяжении всех 16-ти лет нахождения у власти, прост: на моей Родине ваши правила не действуют.

Оригинал на The Guardian

Like this post? Please share to your friends:
Залишити відповідь