«Рот закрой, мразь, не двигайся, с*ка», – стиль досмотра на Изюмском блокпосте



Страсти Изюмские.

Легендарный Изюмский блокпост. Подъехали соблюдая все правила пересечения поста. Выключили свет, включили “аварийку”. Человек в камуфляже указал фонариком где остановиться. Остановились. Я не успел открыть окно и поздороваться. Сотрудник милиции оказался быстрее: рывком открыл мою дверь, схватил за куртку и с криком: “выйти бл.дь, быстро”, – выдернул меня из машины. Моей реакцией были слова: “Ребята, все нормально, мы свои, отвезли передачу, 2 машины в батальон…”

“Рот закрой, мразь, не двигайся, с.ка”, – последовал ответ. Сухой щелчек предохранителя автомата и звук передернутого затвора, предотвратил мой следующий монолог. Стало неприятно. Толчок дулом в спину и фраза: “быстро, скотина, вперед шагай” – услышал я дальше. Мы пошли.

С моими товарищами Женей и Пашей поступили также. Сотрудник милиции сел на мое место в машине и нацелив автомат на Женю приказал проехать вперед, 50 метров. Подойдя к бетонным блокам блокпоста нам сказали открыть машину и приготовиться к пиз..цу. Один из сотрудников милиции подошел ко мне в плотную и проорал: “Ну что, дибилы, раздевайтесь, полный осмотр, с.ки!”. И тут я услышал его резкий, омерзительный, кислый запах дешевого пойла. Все стало на свои места. Этим слугам закона, защитникам Родины, нужно было поразвлекаться – и они начали. Подойдя к машине, милиционер начал выбрасывать из неё на асфальт вещи и тут он увидел пачку носков. За этим последовала совсем неожиданная реакция: “сейчас, ты их жрать будешь, скотина, заставлю 5 штук одеть и в них ты домой побежишь с.ка! Там пацаны мерзнут, а вы у них носки пи.дите?” (Мы отвезли 500 пар, а 4 пачки оставили для раздачи на блокпостах). Я спокойно объяснил, почему они остались, но это никак не изменило поведение милиции. Нас поставили возле машины на расстоянии друг от друга и продолжили осмотр личных вещей. Каски (у каждого своя) и бронежилеты (тоже собственные), в колличестве по одной/одному на человека, были расценены как украденные у защитников родины и вывозимые для дальнейшего сбыта.

– Ах ты с.ка конченная, у наших вещи отнимаешь? Сейчас я тебя кончу – проорал человек в форме. Благо, слова он своего не сдержал и углубился в изучение моей личной аптечки. Так и не разобравшись с её содержимым – выбросил все на асфальт. Примечательно то, что каждый агрессивно настроенный правохранитель осматривал содержимое моей сумки лично, по очереди. Брызгая слюной и дыша перегаром, каждый из троих обещал мне что-то сделать и обязательно добавляли приставку “с.ка”. И вдруг, одного из стражей порядка осинило: “Карты! Срываем карты, все там! Сейчас вам вафли, пед.ки!”. И начали стучать прикладами по внутренним стенкам машины.

Если бы это была сцена из фильма, то следующий момент, непременно, сопровождался бы ярким, белым светом, как явление Христа народу. Подошел человек в форме и увел с собой агрессивных милиционеров. Осмотр продолжался другими сотрудниками, которые сказали стоять тихо и “не пи.деть, бл.ть”. Но долго агрессивные милиционеры быть в стороне не смогли, они вернулись и продолжили унижать, оскорблять, угрожать и толкать. Шла 40 минута досмотра, стало холодно. Мой взгляд упал на потоптанный рюкзак, из которого выпали мои сигареты. Я наклонился, чтобы поднять их и закурить, но услышал: “Если ты, гнида, двинешься – я тебя продырявлю!”. Ладно, здоровье дороже…

Вновь вернулся, как я впоследствии узнал, старший группы, которая нас “досматривала” – Владимир. Он отвел меня в сторону и адекватно попросил открыть багажное отделение. Открыл, убедился, что в канистрах действительно дизтопливо и сказал снимать обшивку. В горе безпорядочно разбросанных наших вещей, под прицелом автоматов и под насмешки с оскорблениями, я нашел складной нож где была отвертка и пошел снимать обшивку. Владимир спокойно наблюдал за моими попытками не повредить обшивку и осторожно снять карты. Спустя некоторое время мне это удалось и он посветил фонариком в места, которые были за обшивкой. – Нормально, закрывай. – сказал Владимир и пошел в сторону своего подчиненного, который уже нес мой бронежилет, с словами: “А это я конфискую!”. Владимир забрал мой жилет и бросил на кучу наших вещей. Это возмутило его коллег и со словами: “сейчас мы вызовем группу и они вам устроят досмотр!” – начали по ТРЕТЬЕМУ КРУГУ перерывать личные вещи. Приехала группа, кроме проблесковых маячков, которые мне подарили в расположении ребята, ничего запрещенного в машине не нашли. Оружие, которое было у моих товарищей – охотничье, карабин МКМ и ружье, оба с разрешениями и охотничьими патронами. Пламегаситель, с карабина моего товарища, был выброшен в кусты сотрудниками милиции. Магазины на 10 патронов и охотничьи патроны изъяты. Впоследствии все, за исключением тайно пропавшего ножа Victorynox, одного магазина и нескольких мелочей, вернули.

После, извинялись и сильно просили не усложнять себе и им жизнь заявлениями, ведь кроме пиз.ежа от “высших” ничего не будет. Писать не стал, на улице было холодно и полтора часа нахождения на ней (с 20:30 до 22:00, 06.03.2015), давало о себе знать. Тех выпивших, куда-то отвели и где-то закрыли, больше их я не видел. Владимир извинился и сказал, что с кем такое не бывает. Я спросил: “кто нас досматривал?”

Ответ : “Сводный отряд из Кировограда, ну бывший Беркут. Забудь друг. Нужно прощать.”

Ну да… Поехали дальше, молча. Не говорили до Харькова. Там первый блокпост – открыли двери, сказали подготовить машину к осмотру, я сообщил, что нас “досмотрели” в Изюме.
– Ну, там часто не замечают чего-то, поэтому готовьте вещи. А как досматривали, кстати?, – с усмешкой спросил человек с автоматом. Я ему ответил, что жестко. Человек радостно засмеялся: “Хорошо, хорошо, а как там парни в Изюме, не скучают?”

“Нет, бухают и издеваются над людьми, вот над нами 1.5 часа измывались” – ответил я.

– Пиз.ишь ты, с.ка, такого не может быть, – сказал мне подошедший сотрудник органов без опознавательных знаков.

– Валите на х.й отсюда! – сказали мне.

– Всего хорошего! – ответил я, и мы поехали дальше, домой.

Если бы не уверенность Харьковского блокпоста в 100% правоте, я не стал бы все это писать. Но всему есть мера.

Я жду ответа от Арсена Авакова – это Ваши сотрудники, отвечайте за них! И не только ответа, а предложений, как МЫ все это будем менять!!!

Дмитрий, волонтер.

P.S.: Помощь военным я начал оказывать с 1 апреля, передавая передачи с продуктами и экипировкой. В зону проведения АТО, стал ездить с июня, так как передавать посылки больше не было возможности. И только на передовую, всегда.

1426061903_11043095_780566552034302_9018231713219317948_n

Dmytri Dmytri

Загрузка...