Нове старе перемир’я в Донбасі

Год назад, 5 сентября, когда в Минске подписывалось соглашение о перемирии, я находился в Мариуполе. Ближе к вечеру отправился на еще тлеющее поле сражений вблизи города, пишет в блоге на “Новом времени” Нолан Петерсон.

День за днем там шли бои с участием танков и артиллерии. Результат трагический. Многие погибшие солдаты до сих пор лежат на полях сражений, застыв в неподвижной позе.

Во время обстрелов окна в центре Мариуполя дрожали от грохота. Горожане еще не привыкли к звукам тяжелых вооружений, на лицах появился страх. Я хорошо помню, как однажды обедая в кафе на набережной, услышал звуки разрывов. Молодой человек, сидевший напротив меня, оторвался от своей еды и посмотрел мне в глаза. Кажется, мы оба спрашивали друг друга: «Неужели это действительно происходит?».

Любые сомнения относительно ужасающей реальности этой войны рассеялись после того, как я посетил места сражений. Тяжелая артиллерия, ракетные обстрелы на большом расстоянии – всё это ужасает. 6 сентября, на следующий день после прекращения огня, боевые действия вокруг Мариуполя возобновились, ознаменовав начало 5-месячных напряженных боев, которые остановились лишь после подписания 12 февраля 2015 года второго соглашения о перемирии.

Карусель войны

Согласно новому перемирию, война в Украине должна была закончиться 1 сентября в начале нового учебного года.

26 августа трёхсторонняя контактная группа представителей Украины, России и боевиков под контролем ОБСЕ в очередной раз призвала к прекращению огня. 29 августа в ходе телефонного разговора российский президент Владимир Путин, немецкий канцлер Ангела Меркель и французский президент Франсуа Олланд также призвали к полному прекращению огня 1 сентября. Во вторник в полночь обстрелы вдоль восточного фронта, согласно сообщениям украинских военных, прекратились.

Все это кажется каким-то дежавю.

Казалось, мир мог наступить еще год назад, когда стихли обстрелы в Мариуполе. Но война никогда не останавливается. Она лишь идет на спад, а потом становится еще хуже. Мирные жители и солдаты по-прежнему погибают. Согласно данным ООН, до того, как политики 12 февраля подписали в Минске второе перемирие, погибло более 2 тыс. украинцев.

Между подписанием двух перемирий произошли самые ожесточенные бои: вблизи мирных кварталов в донецком аэропорту прошлой зимой проходила битва, напоминавшая сталинградскую; в январе из Градов был обстрелян один из районов Мариуполя, в результате чего погибли 29 человек; в гражданских автобусах, попавших под перекрестный огонь около Донецка, погибли десятки человек; еще была атака Смерчей на Краматорск 10 февраля, и это за два дня до подписания перемирия.

Как и сентябрьское перемирие, февральские соглашения, так называемый «Минск-2», были тотчас нарушены. В течение нескольких дней объединенные российско-сепаратистские войска разбили и окружили украинские силы около стратегического города и железнодорожного узла Дебальцево. Бой за Дебальцево был самым интенсивным за весь период войны. В нем участвовали регулярные российские войска, в том числе спецназ.

И на этом бои не закончились.

3 июня комбинированные российско-сепаратистские силы начали наступление с танками, артиллерией и ракетами на подконтрольную Украине Марьинку. Недавно был обстрелян поселок Сартана вблизи Мариуполя, в результате чего погибли три человека.

Продолжается окопная война. Бывают дни, когда гибнут 2-3 украинских военных, в другие – больше. Солдаты продолжают погибать каждый день. Причем, с обеих сторон.

Тем не менее, некоторым кажется, что дела в Украине не так уж плохи. Западные медиа и политики продолжают говорить, что перемирие «в целом поддерживается», а ежедневные артиллерийские и танковые атаки – просто его «нарушения». Количество подобных нарушений украинское правительство чинно сообщает каждый день.

Можно провести параллель между «нарушениями режима прекращения огня» в Украине и так называемыми «актами геноцида», происходящими в Руанде в 90-х годах, когда погибли сотни тысяч человек. Сколько нарушений перемирия должно происходить каждый день, чтобы назвать это войной? 50? 75? 100?

На самом деле война никогда не останавливалась. Просто сегодня она ограничена в географии и интенсивности, и продолжается по правилам, которые согласованы перемирием, подписанным политическими лидерами. Похоже на двух боксеров, которые согласили на спарринг, но бьются вполсилы, чтобы приберечь себя для большого боя.

Когда я был дома

Когда шла битва за Дебальцево, я находился в Вашингтоне. Помню, как сидел за компьютером, и решил перед ужином быстро проверить электронную почту. Мне пришло сообщение от друга Валентина Онищенко, 22-летнего киевлянина, работающего переводчиком для иностранных журналистов. Он прятался в каком-то бункере в Дебальцево, и писал, что на улице гремит артиллерия. Он думал, что погибнет там. Хотя они прятались в подвале с финским журналистом, у него оставался доступ к интернету. Даже когда на улице бушевала битва, он думал о том, чтобы отправить мне сообщение. Он решил попрощаться на всякий случай.

«Нам конец, дружище, – писал Онищенко. – Я в Дебальцево, сепаратисты окружили нас. Я не уверен, что выберусь отсюда. Просто хотел сказать, что был рад повстречать тебя. Я ничего не слышу, потому что взрывы совсем рядом. Береги себя. Благослови бог Америку и Украину».

От этого сообщения у меня закружилась голова. Вокруг – размеренная жизнь Вашингтона, а на другой стороне мира мой друг находился в каком-то аду. Война казалась такой абстрактной. Мне пришлось включить воображение, чтобы поверить, что это правда. Но я знал, что это правда. Поэтому вернулся. (Онищенко выжил в Дебальцево и до сих пор работает переводчиком в Киеве).

И вот к чему мы пришли. Более 7 тыс. украинцев погибли и более 1 млн человек были вынуждены покинуть свои дома. Неизвестно сколько погибло российских солдат и сепаратистов.

Я наблюдал за этой войной на протяжении всего года. Я был в окопах и разгромленных окрестностях Широкино. Я побывал во многих горячих точках, оставаясь при этом на обочине войны.

Что я там увидел? Танки, тяжелую артиллерию, беспилотники, ракеты дальнего радиуса действия, снайперов, окопы, автоматические гранатометы и почти постоянные перестрелки стрелковым оружием и звук выстрелов над головой.

Именно так выглядело перемирие в Украине. Поэтому склонен полагать, война в Украине не остановится и на этот раз. У меня нет причин думать иначе.

Like this post? Please share to your friends:
Залишити відповідь