Кто дал Ставицкому увести свои активы от правосудия?

Бывший министр энергетики Эдуард Ставицкий запомнился мировому сообществу не только найденными у него при обыске почти 5-ю миллионами долларов налом и дорогими часами.

В результате деятельности сети принадлежащих ему заправок Борисфен, он нанес государству миллиардные убытки.

В конце сентября суд (наконец-то) арестовал имущество семи АЗС “БРСМ-Нафта” в Киевской области по ходатайству следователей прокуратуры в рамках уголовного дела против Ставицкого.

Однако вскоре в средствах массовой информации появились сведения о том, что Голландский инвестиционный фонд FreezeOil Fund, который якобы контролируется бизнесменом Роэлем Пипером приобретает львиную долю акций сети АЗС “БРСМ-Нафта”, которая включат в себя четыре нефтебазы и 135 автозаправочных станций.

В сообщении отмечается, что FreezeOil Fund был создан в 2014 году в Гааге. Сайт фонда также создан в этом году. Единственной новостью на сайте является пресс-релиз о покупке “БРСМ-Нафты”.

Собственник FreezeOil Fund Роэл Пипер известен в IT-бизнесе, а не в энергетике. В разные годы он занимал управленческие позиции в AT & T UNIX-сUnix Systems Laboratories, UB Networks, Tandem Computers, Connekt, Eclipse Aviation.

И теперь, внимание, вопрос! Точнее вопросы:

1. Каким образом акции компании Ставицкого могут ПРОДАВАТЬСЯ (!) несмотря на то, что его имущество подлежит специальной конфискации в пользу Украинского государства (Прим. Специальная конфискация позволяет взыскать не только имущество, прямо оформленное на виновного, но и принадлежащее ему через компании).

2. Если суд наложил арест на имущество (заправки), то почему не наложен арест на акции? Отчуждение акций приведет к такой же невозможности взыскания самого имущества, так как по закону оно уже не будет принадлежать виновному.

И теперь из юридической практики: переоформление активов через акции с целью выведения их из-под взыскания в рамках уголовных дел, не являетс Бог весть каким ноу-хау. Более того, обычно это делается гораздо изысканнее: например компания – покупатель не создается в год приобретения, на сайте (как минимум) размещается информация о широком спектре деятельности, а не одной покупке, и собственником бизнеса указывают человека, который хоть когда-то имел свой собственный бизнес, а не работал менеджером у кого-то. Потому что на Западе – и это факт – на управленческих позициях модно зарабатывать на хоршую жизнь, но не так хорошо зарабатывать, что потом приобретать миллиардные активы. Это если только воровать, а у них это не принято.

Но наши эксы в принципе не привыкли ничего усложнять. Им это никогда не было нужно. Все и так сходило с рук.

Является ли голландская компания – приобретатель компанией Ставицкого либо кого-то их новой власти, кто у него откупил бизнес несмотря на аресты? 99,9 процентов вероятности.

Закрыла ли на это глаза украинская Генпрокуратура? Те же 99,9 процентов.

Виновен ли судья во взяточничестве за то, что не арестовал акции, не давая таким образом скрыть от правосудия (это если следователи все-таки просили наложить на них арест)? Снова 99,9 процентов.

Я оставляю 0,1 процент на сомнения потому что я все-таки юрист, а в юридической практике 100-процентные утверждения не приняты.

Принадлежит ли голландская компания одному Ставицкому, либо кому-то их новой власти? Скорее всего либо ее поделили в долях, либо Ставицкий все-таки с большим дисконтом продал бизнес кому-тоиз новой власти, кто уже поставил свою компанию. Потому что директор – IT – шник. А это совершенно другой, не энергетический сектор бизнеса. Ставицкий к нему отношения не имел. Во власти, например, к IT технологиям имеет отношения Заместитель Главы Администрации Президента Дмитрий Шимкив, который работал в той же сфере и, вероятно, с теми же людьми.

Так что скорее всего все происходит по неоднократно описанному мной сценарию: активы уводятся. Причем в довольно грубой форме, что является не только плевком в лицо Украине, но и Западу, который, мы хотим, чтобы нас поддерживал. И это при том, что о часах и миллионах, найденных у Ставицкого, знают даже английские парикмахеры. Это очень прогремело в Европе, так как в той же Англии 1300 фунтов дополнительных расходов стоят людям Парламента.

Но это в Англии. Возвращаясь к Украине, можно сказать, что ЕСЛИ БЫ дело Ставицкого расследовалось по закону, то во-первых в Голлландию срочно был бы направлен запрос проверке настоящих бенефициаров компании FreezeOil Fund, и допросе уважаемого предполагаемого собственника компании. На наличие у него каких-либо трастов в пользу знакомых лиц. И на пояснение где и при каких обстоятельствах он заработал на покупку миллиардного бизнеса.

Во-вторых через суды был бы получен арест на акции компании в Голландии и в Украине, вне зависимости от того успели их переоформить или нет. И по результатам расследования сделка скорее всего была бы признана недействительной, а имущество возвращено в конфискационную массу.

А в третьих, уголовному расследованию подлежит либо деятельность следователя, не подавшего в суд заявление о наложении ареста на акции, таким образом давая возможность их скрыть от правосудия, либо судьи, который накладывал арест на имущество, но не наложил арест на акции. Это если следователь все-таки об этом просил.

Так что все у нас по-старому. Только чуть-чуть обидно, что преступный мир в сокрытии активов ушел далеко вперед, а наши чиновники даже не трудятся хоть как-то приукрасить свою сомнительную деятельность.

ОЛЕНА ТИЩЕНКО

Like this post? Please share to your friends:
Залишити відповідь