Кримчанам підсовують “народ для биття”. Пропонують зривати свій гнів на кримських татарах

Ну что ж. Крым во тьме. И единственный козырь, оставшийся в рукаве гранд-деребанщиков, умело мимикрирующих под крепких хозяйственников – это крымские татары, а вернее их бесконечная вина перед всем “советский народом”. Именно их обвиняют сегодня в произошедшем. Из Крыма поступает все больше сообщений об откровенно ксенофобских угрозах в адрес представителей крымскотатарского народа. Обвиняют Меджлис, Чубарова и Джемилева. Но самое чудовищное, что агрессивным нападкам подвергаются простые граждане крымскотатарского происхождения, стоящие вместе со всеми в очередях за хлебом, бензином и водой.

Так, Эскандер Бариев – председатель Комитета защиты прав крымскотатарского народа, сразу после отключения света в Крыму сообщил о задержании Исы Халилова, жителя села Лоховка Советского р-на. Иса был задержан полицией за “нелояльное отношение к власти”. Когда он стоял в очереди за молоком и услышал, как местные жители начали обвинять его и всех крымских татар в отключении электроэнергии, он попытался объяснить причины происходящего. Людям это не понравилось, и они пожаловались председателю сельсовета. Тот уже вызвал полицию.

Сразу из нескольких источников поступила информация о том, что по Судаку ездит автомашина с громкоговорителем, откуда звучат обвинения в адрес крымских татар. Сложно представить себе, что в Крыму, где людей моментально арестовывают за возложение цветов, или за украинскую символику, продемонстрированную в публичном месте, кто-то кроме людей близких к оккупационной власти может позволить себе обвинять конкретную этническую группу в том, что на полуострове нет электроэнергии, не боясь навлечь на себя обвинение в разжигании межнациональной розни и в призывах к гражданским конфликтам на этнической почве.

“Нелояльное отношение к крымско-российской власти” – вот основное “преступление” в котором обвиняют крымских татар оккупанты, как бы намекая остальным, что “лояльность” – это правильное, патриотически верное, а главное, разумное поведение в такой момент. Манипуляция? Конечно. Но зачем?

Те, кто изучал теорию Карла Маркса не по лозунгам на заборах помнят, что политика всегда тесно связана с экономикой. Возможно, именно поэтому в арсенале любого экономически неэффективного режима всегда найдется парочка-тройка записных врагов. Разжигая ненависть к социальным группам, классам, а иногда и целым народам, нерадивые правители уводят внимание масс от собственных ошибок и некомпетентности. Так проще управлять. Во-первых, всегда есть возможность записать любого в разряд “врагов”. А это неплохой и относительно дешевый способ добиться народной любви. Люди готовы согласится с чем угодно, когда речь идет об их личной безопасности. Особенно люди, не обремененные принципами и моральными дилеммами. А, во-вторых, если время от времени бросать “врагов” на растерзание толпе, то можно на некоторое время утолить недовольство, возникающее в массах как естественная реакция на постоянно ухудшающееся положение вещей. Для того чтобы управлять, не имея к этому ни лидерских способностей, ни профессиональных качеств, необходимо назначить врагов и начать бесконечную показную борьбу с ними.

Пользуясь этим правилом Иосифу Сталину удалось не просто добиваться “лояльности”, но и существенно продвинуться по пути трансформации страны в огромный военный завод, машину для войны. Даже ярые сталинисты никогда не отрицали факт репрессий против надуманных “вредителей” и “шпионов”, объясняя их необходимостью наращивания промышленного потенциала, то есть “эффективным менеджментом”. Но они забывают уточнить, что в тот момент, когда сталинская репрессивная машина расправлялась с “нелояльными”, люди “лояльные” жили по баракам и работали за трудодни. Ведь военная машина создается не для жизни. Милитаристская экономика – естественное продолжение милитаристской политики государства, не предполагает сытой и беззаботной жизни для тех, кто крутит ее жернова. Люди в такой системе оцениваются с точки зрения “полезности”, способности служить общему стремлению их государства завоевывать и обороняться.

Как способ отвлечь внимание от того факта, что за два года оккупационная власть не позаботилась об энергетической безопасности жителей полуострова, что несмотря на огромные средства, выделяемые из российского бюджета, Крым по-прежнему полностью зависит от материковой Украины, попытка обвинить крымских татар, проживающих на полуострове, вполне в духе неэффективной властной парадигмы.

В период крепостничества существовала практика назначать “мальчиков для битья”. Обычных крестьянских детей пороли за любую провинность “барчонка”. Крымчанам предлагают сконцентрироваться на наказании таких же как они простых людей, оказавшихся заложниками некомпетентности и преступной самоуверенности самопровозглашенных “хозяев полуострова”. Здесь надо помнить, что “мальчики для битья” существовали не только для того, чтобы барское чадо могло избежать наказания, но и для того, чтобы тот, кому следовало бы призвать проказника к ответу мог бы не копить злость на хозяина, а спустить пар на того, кого не жаль. Раздувая татарофобию, оккупационные власти расчитывают “спустить пар”. Скрепы, как и было обещано.

В 90-е годы, российским руководством уже рассматривался вариант присоединения Крыма к России, о чем слезно “россиявведи” просил самопровозглашенный “крымский президент” Юрий Мешков. Вариант полного отключения Украиной всех рубильников в случаи попытки силового захвата полуострова рассматривался в тот момент как один из самых возможных. Тогда россияне, посчитав вложения, решили не связываться с нерентабельным куском земли, населенном ничего не производящими 3 миллионами граждан. Неужели, вновь готовясь к столь амбициозной и авантюрной операции путинские аналитики не удосужились ознакомится с уже имеющимися стратегиями по захвату Крыма? А может быть у Путина был какой-то новый, более “эфектный” план?

Вполне возможно, что, задумывая крымскую авантюру Путин надеялся на проект “Новороссия” и “сухопутный коридор на Крым”. Планировалось, что самые хлеборобные и промышленно развитые регионы Украины, отколовшись от Киева, станут серьезным подспорьем в построении “крымской витрины”. Но, по мере укрепления Украины, эти планы пришлось подкорректировать.

Посмотрим на Крым с точки зрения российского патриотического дискурса. “Севастополь – город русской славы” (военной, конечно же), “Крым – база российского Черноморского флота”, “Крым – исконная русская земля” (потому что был завоеван Россией, что как бы автоматически лишает все остальные народы права на «исконность»). Все российская риторика, связанная с Крымом, носит милитаристский характер. Простые крымчане все годы независимости Украины были уверены, что “Россия их не бросит”, потому что от военно-морских баз она не откажется никогда. Тогда возникает вопрос: а где же на военной базе место для старушек и курортников? Как вести бизнес, продавать ракушки, сдавать коечки в военной крепости? Сам собой напрашивается вывод, что с точки зрения российской же пропагандисткой риторики никакого другого интереса, кроме военного Крым для России не представлял, а значит местное население интересовало Кремль только с точки зрения той функции, которую оно могло выполнять в военной российской машине. Так зачем крымской базе Черноморского флота нужны были 2,5 миллиона человек, не связанных с военной машиной, но требующих колоссальных средств на свое содержание?

В качестве людей “плывущих в родную гавань” миллионы крымчан были очень полезны российской “вежливой” агрессии. Они создавали иллюзию лигитимности происходящего. Но все изменилось. Все чаще из Крыма стали поступать сообщения о том, что “новые власти” не заботятся о благосостоянии крымчан. Рынки закрываются, пляжи обносятся трехметровыми заборами, начались увольнения. В тот момент, когда по всей России рекрутируются чиновники для работы в Крыму, местные специалисты не могут найти работы. Происходит то, что Рефат Чубаров назвал “мягкой деппортацией”. Крымчан, и не только крымских татар, вынуждают покинуть полуостров. Милитаризированный Крым – не место для жизни.

Судя по реакции местных, да и центральных российских властей на энергетический коллапс в Крыму, можно сделать однозначный вывод, что “спасать” крымчан никто не будет. Им предлагается потерпеть. Сколько – неизвестно. Пока руки не дойдут. Центральная власть бездействует. Тактика удивительно схожая с недавней реакцией на то что происходило в охваченной пожарами Хакасии. Сначала бездействие – потом эвакуация “из зоны катастрофы”.

Решение о том, что 2,5 миллиона крымчан – это слишком много для военной базы, принято. И принято не вчера. Сворачивая “проект Новороссия”, Путин фактически провозгласил о превращении Крыма в сугубо военно-морскую базу Российской Федерации, кое-где перемежающуюся дачами высокого начальства.

Единственное, что пока не позволяет эвакуировать население из “зоны бедствия”, как это уже случалось с другими территориями Российской Федерации, оказавшимися в зоне управленческой катастрофы – это крымские татары. Они не уйдет. Их невозможно д”добровольно вывести”, как других “лояльно правильных” крымчан. Любая попытка принудить крымских татар покинуть Родину будет классифицирована как тягчайшее преступление против человечности, как геноцид и депортация. Что станет причиной окончательной изоляции путинского режима. Но и оставлять их в Крыму один на один с высокопоставленными “дачниками” тоже нельзя. Для того чтобы “уравновесить” фактор “неблагонадежных” крымских татар в милитаризированной реальности псевдо-империи и нужны эти 87 % “настоящих лояльных русских крымчан”.

Напоминаю, что данный вывод строится исключительно на основных посылах именно российской пропаганды. А то что Россия уже давно действует в духе своих собственных пропагандистских штампов, какими бы бредовыми и чудовищными они ни были, мы могли убедится неоднократно.

Сейчас, крымчанам подсовывают “народ для битья”. Им предлагают сорвать свой гнев на крымских татарах, которые якобы виноваты в той обстановке, которую спровоцировало российское руководство, развязав политику репрессий и захватив сложный регион, без оглядки на необходимость нести ответственность за людей, населяющих его.

Поняв, что 2,5 миллионный Крым – непосильная ноша для худеющего российского бюджета, крымчан подстрекают, провоцируют на то, чтобы их же руками “решить татарский вопрос”, тем самым окончательно закончив процесс превращения Крыма в военную базу с минимумом “аборигенов” для обслуги. Крымчанам, предлагают самим устранить тот последний фактор, который “обосновывает” их нужность в милитаризированной территории под названием “Крым”. Без “нелояльных крымчан”, “крымчане лояльные” – только бесполезные иждивенцы.

Если крымчане, – про-российские крымчане, – хотят остаться в Крыму, хотят получить от российских оккупантов мост, кабель и содержание, они должны беречь крымских татар как зеницу ока. Потому что этот народ своей борьбой бережет Крым и для них, не позволяя окончательно превратить его в рай для российского начальства и военных и в ад для простых людей, какой бы национальности они ни были и к какой бы культуре не тяготели.

А для особо горячих напомню. Блокаду инициировали те крымские татары, которых ваше самоназначенное руководство депортировало из Крыма. И это только три человека. А представляете, когда их будет триста тысяч! Оно вам надо? И главное. А что вам надо? Крым – место для счастливой жизни, или военный объект, куда “гражданским вход воспрещен”?

ЛАРИСА ВОЛОШИНА

Like this post? Please share to your friends:
Залишити відповідь