Діди на війні

Пока есть такие люди, у общества есть будущее.

“Дедами”, воюющими на Донбассе, в ВСУ, я называю тех, кому уже перевалило за пятьдесят лет и они пришли на войну, хоть и по повестке, но добровольно. Так сказать, “мобилизированные добровольцы”. В таком возрасте, имея кучу болячек и порой даже инвалидность, они вполне имели возможность отказаться еще в военкомате во время медкомиссии, но этого не сделали. Таких в зоне боевых действий я встретил довольно много.

Большинство из них отличались высоким уровнем мотивации и неформальным сознанием патриотизма, порожденным самой жизнью, внутренним непоказным уважения к себе как к мужчине, главе семьи, рода и т. п., сознательно принявшим на себя ответственность не только за свою семью, но и Родину в целом. Для них приход в армию – не просто отбывание повинности, но личный поступок. “Я сюда пришел, чтобы не забрали моего сына (сыновей)” или “я уже достаточно пожил, пускай поживут мои дети” – примерно к таким формулировкам сводились ответы на вопрос: “Зачем вы сюда пришли?”. Практически все они имели семьи, детей и внуков. Хотя не у всех все сложилось гладко, но сути мотива это не меняло. В таких случаях я обычно спрашивал, есть ли сыновья и как они относятся к тому, что отец (дед) на войне. Обычно они с гордостью отвечали, что дети и внуки им гордятся.

Об одном из таких “дедов” хочу рассказать отдельно. Это Михалыч, которому уже пятьдесят семь лет. Как он рассказывал, его забрали в армию прямо с поля, когда сеял “бураки”. В зоне АТО ему досталась довольно спокойная должность начальника клуба. Хотя, будучи агрономом, сам он до мозга костей был сельским жителем, что называется “от земли”. А ассоциации с клубом у него возникали лишь в связи с юношескими драками в сельском клубе, когда он завоевывал свою будущую жену, в буквальном смысле отбивая ее у соперников. В последствии она подарила ему трех сыновей, среднего из которых он собирался женить в ближайшее время.

А недавно я увидел Михалыча в новеньких “британке” и демисезонных берцах песочного (пустынного) цвета – это английская военная форма, мечта любого АТОшника. Оказалось, что все это ему подарил в качестве волонтерской помощи такой же “дед”, его друг бизнесмен – Соловчук Виктор Михайлович. По словам Михалыча он уже давно занимается волонтерством и спонсорством, помогая не только армии, но и школам и отдельным людям.

Таких “дедов” (бизнесменов-патриотов) я здесь тоже нередко встречал, особенно на передовой. Для них волонтерская помощь уже стала какой-то необходимостью, приносящей не только моральное удовольствие, но и душевный комфорт от того, что они не остаются в стороне и как здоровые мужики честно выполняют свой патриотический долг. Михалыч от души написал о своем друге. Хочу предложить его текст практически в оригинале, с небольшой редакцией и сокращением.

В свій час мене спіткала біда, важко захворів. На лікування потрібні були гроші і багато. Я поділився з Віктором. Він лише спитав – скільки. Коли я назвав суму (а це були великі гроші) він зразу її мені перерахував. Дякую і схиляю голову перед цією Людиною. Пишу з великої літери, тому що він цього заслуговує.

1980 рік. Перший раз зайшов в аудиторіюУманського сільськогосподарського інституту. До мене звернувся молодий хлопець, але вже після армії – сідай коло мне, будемо разом вчитись. Провчившись п’ять років, роз’їхались по місцях своєї роботи. Знаю і пам’ятаю нині покійих його батьків, братів, які із звичайних сільських дітей виросли в керівників. Сини Вікора Михайловича пішли по батьківській стежині. Тому в селах Добровеличківського району Кіровоградської області та Теплицькому районі Вінницької області є робочі місця, а це заробітна плата для селян і податки для держави. Він запустив консервний завод. Одночасно в сезон у нього працюють понад 80 людей. На полі працює техніка українського виробництва, розвиває тваринництво, а це знову робочі місця. На його підприємствах було відремонтовано тринадцять БТРів для ЗСУ. Для першокласників закупив парти. Я вже був в АТО, як мені дзвонять кіровоградські хлопці – Соловчук Віктор Михайлович покупляв нам бронежилети, каски та інше захисне приладдя.

Невольно вспоминаю и пример других бизнесменов, которых, к сожалению, больше. Таких ни среди волонтеров, ни в зоне АТО не встретишь. Эти, наоборот, наживаются на войне, умудряясь получать прибыль на той же помощи военным и армии в целом.

Приятно то, что эта война несет не только множество больших экономических, социальных, психологических проблем, но вместе с тем и позитивный эффект. Наличие таких “дедов” не только в армии, но и бизнесе, надеюсь, что и во власти (хотя бы на нижних уровнях), говорит о сохранившихся здоровых корнях генофонда нашего общества, у которого есть будущее.

Александр ТКАЧЕНКО

Like this post? Please share to your friends:
Залишити відповідь