Чому ні псевдореферендум, ні те, чого хотіли кримчани 16 березня 2014 року, не мають взагалі ніякого значення

И еще про референдум. Многие пишут, что крымчане “действительно хотели” присоединиться к России. Так вот. То, чего хотели крымчане 16 марта 2014 года, не имеет вообще никакого значения. Совершенно не важно, сколько участников “референдума” проголосовали за “воссоединение с Россией” – 100%, 50% или 0%.

Настроения людей в какой-то произвольный день ничего не значат с точки зрения права и тем более демократии. Важны процедуры, без процедур нет права. Именно поэтому в демократиях власть меняется раз в несколько лет по результатам выборов, а не каждую неделю по результатам соцопросов. А государственный строй не меняется в зависимости от победившей партии.

В России вообще не умеют отличать демократию от диктатуры большинства, а настроения, возникающие под влиянием обстоятельств и манипуляций, – от общественного мнения.

Выдавать настроения людей в чрезвычайной ситуации за общественное мнение – это подлог. Обосновывать этими настроениями политические решения – демагогия. Следующий шаг – подменить выборы и референдумы соцопросами. В России это уже происходит – совсем недавно Путин “провел в Крыму соцопрос” по поводу договора с Украиной о поставках электричества. А потом огласил какие-то результаты. Обсуждать их “легитимность” и влияние на принятие решений просто смешно. Но так же смешно и обсуждать, насколько они правдивы. С “референдумом” то же самое.

Николай КЛИМЕНЮК

Like this post? Please share to your friends:
Залишити відповідь